Экономист банка Luminor Петерис Страутиньш знает всё или почти всё об экономике латвийских регионов и любит рассказывать об этом в разных аудиториях, разъясняя экономические процессы и помогая людям найти правильные решения. 

Во время недавнего бизнес-форума о перспективах ветряной энергетики экономист нашёл время, чтобы ответить на вопросы нашей газеты касательно не только ветряных парков, но и экономики в целом.

– Вы участвовали в бизнес-форуме в Вентспилсе, посвящённом возобновляемой энергетике, в том числе энергии ветра. Почему это должно быть актуально для жителей, учитывая неоднозначное отношение общества к ветряным турбинам?

– Не всем нравится влияние ветропарков на ландшафт, хотя, по-моему, это вопрос вкуса. Мне, например, нравятся ветряки как своего рода символ прогресса. Важно отметить, что Латвия может разместить в море ветряные турбины общей мощностью 15 гигаватт (GW). Это раз в десять больше, чем нам было бы необходимо, поскольку уже и сейчас, как только ветер подует, цена на электроэнергию падает. Кроме того, и на суше есть много мест, где можно установить турбины. Так что есть возможность выбрать, где они меньше всего мешают. Если строить ветряные парки в море, то там сильного влияния на ландшафт не будет, но надо учитывать влияние на морских птиц. Думаю, можно комбинировать морские ветряные парки с наземными. У морских турбин больше мощность и нагрузка, более равномерная работа, в свою очередь, наземные турбины требуют меньших расходов.

– Вы считаете, жители получат больше пользы, чем ущерба?

– Для экономики в целом пользы от ветряных турбин больше. Так как наше благосостояние определяет экономика, то и для жителей от ветряной энергетики больше пользы, чем ущерба. Разумеется, всегда будут объекты инфраструктуры, необходимые обществу в целом, которые не нравятся жителям конкретных мест. Это относится к дорогам, железнодорожной инфраструктуре, линиям электропередач, фермам, заводам. Но всё это надо где-то размещать, и ветряные турбины – далеко не самая проблематичная часть.

– Анализируя макроэкономические процессы, нельзя не заметить, что в этом году доходная часть госбюджета не выполняется. Каковы причины и возможные последствия?

– Это необычная ситуация. Обычно бюджет перевыполняется. Главная причина, которая нравится людям, – низкая инфляция. Практически инфляции у нас в этом году нет. Проект бюджета предусматривал инфляцию в размере 2% или выше. Прогноз оказался слишком оптимистичным. Но отклонение не большое. Надо ли что-то предпринимать? Я думаю, что ничего срочно менять не надо. Если в один год дефицит бюджета окажется чуть большим, чем планировалось, пусть так и будет. Как это повлияет на планирование бюджета в последующие годы? Если посмотрим на бюджет этого года, то заметим рост заработной платы в общественном секторе примерно на пятую часть. Это грандиозно для ситуации, когда цены практически неизменны! Рост зарплат значительно опережает рост экономики в целом! Ясно, что долго так продолжаться не может, и в последующие годы расходы придётся значительно притормозить. 

– Нельзя не заметить и влияние на экономическую ситуацию внешних факторов. К примеру, застой в строительстве и на рынке недвижимости в Скандинавских странах негативно отражается на бизнесе в Латвии. Как долго это продлится?

– Ситуация на экспортных рынках продолжит оставаться умеренно неблагоприятной. Скорого улучшения в других странах Балтии, Скандинавии и Германии, где находятся наши основные экспортные рынки, ждать не стоит. Это ограничивает экономический рост нашей страны, который в этом году составит около 1%, что мало. Но это не значит, что вся экономика растёт таким темпом. Я упоминал зарплату, которая в этом году стремительно увеличивается. А для большинства людей рост зарплаты – самое важное. И если доходы растут, то ситуацию можно назвать хорошей, правда, с поправкой на то, что в позапрошлом году реальная зарплата в стране снизилась на 9%, а в прошлом году немного выросла. В этом году мы вернулись по зарплатам на уровень 2021-го и немного превысили его. Я говорю о реальной зарплате, которая отражает покупательную способность жителей. В денежном выражении оклады растут каждый год.

– Но многие предприниматели по-прежнему теряют заказы и объёмы работы на скандинавских рынках жилья!

– Жилищный рынок в Скандинавии практически остановился. Экспортные рынки, как и местные, всегда подвержены рискам, и если есть возможность, то лучше их диверсифицировать. Понимаю, что говорить об этом легче, чем делать. В любом случае, ситуация на скандинавских рынках ухудшаться не будет.

– Говоря о местных рынках, в Латвии значительно ухудшился инвестиционный климат. Эксперты говорят, он никогда не был столь плохим, как сейчас. Одна из причин – близость к зоне военного конфликта. Как в этой ситуации обеспечить экономическую и социальную устойчивость?

– Чисто в психологическом аспекте инвестиционная среда действительно не благоприятна. Хотя в прошлом году инвестиции выросли и, что особенно важно, значительно увеличился объём инвестиций в промышленность. В экспортной отрасли, где производство сократилось, инвестиции всё равно выросли, мне даже кажется, что в денежном выражении они были наибольшими за всё время. Кроме того, инвестиции стимулирует семилетний цикл европейских фондов плюс программа оздоровления и устойчивости, или так называемые ковидные деньги, предусмотренные для устранения последствий пандемии. Так что, наряду с неблагоприятной инвестиционной средой, есть и благоприятные факторы.

– Когда можем ждать оживления внутренних и экспортных рынков?

– Всё зависит от внутреннего спроса в Латвии, который, в свою очередь, в большой мере связан с доступностью европейских фондов. Что касается спроса экспортных рынков на наши строительные материалы – модули зданий, деревянные конструкции, которые производят в том числе и в Вентспилсском крае, металлоконструкции, то он связан с цикличностью жилищной отрасли в Северных странах и западной Европе, которая сейчас находится в своей низшей точке. Вечно в этой точке она находиться не будет, и уже в следующем году можно ожидать улучшения ситуации. Процентные ставки [кредитования] также начнут снижаться. Симптомы пузыря на рынках жилья в Северных странах будут вылечены. О том, что пузырь раздувается, особенно в Швеции, говорили уже несколько лет, и связанные с этим неприятные повороты были ожидаемы.

– Есть ещё одна проблема, связанная с геополитической ситуацией, – Латвия стремительно теряет транзит. Вроде все об этом знали, но оказались не готовы. Чем можно заместить транзит?

– Я бы не сказал, что мы были не готовы. Роль транзита в макроэкономическом масштабе в настоящее время незначительна. В общем объём экспортных услуг транзит составляет сейчас около 2%, или меньше одного процента в общем объёме экспорта товаров и услуг. Транзит остаётся важной отраслью для двух крупных городов – Вентспилса из-за порта и Даугавпилса из-за железной дороги. Ну, ещё для Резекне. Есть ещё порты в Риге и Лиепае, но в этих городах транзит не влияет столь значительно на экономику и не является единственным, чем занимаются порты. Вентспилс, где роль транзита была особенно велика, после восстановления государственной независимости начал осуществлять политику индустриализации. Уже тогда в Вентспилсе поняли, что транзит – это не только источник дохода, но и экономический риск. Хватило остановки одного нефтепровода, чтобы понять, что транзит может иссякнуть. И в начале 2000-х Вентспилс начал переориентацию своей экономики и экспортных отраслей, вкладывая в промышленность и создавая для неё соответствующую инфраструктуру. Это принесло свои результаты. Например, производство Bucher Municipal, которое является одним из крупнейших машиностроительных предприятий в Латвии. В Вентспилсе развиваются и другие отрасли промышленности.

Если посмотреть на доходы от экспорта через призму зарплат, то именно транспорт и хранение ещё недавно был основной экспортной отраслью. Промышленность стремительно растёт, но ей ещё предстоит достичь такого уровня, чтобы заместить доходы от транспорта и хранения. Не надо ждать, что эта отрасль совсем исчезнет, но сохраняется риск дальнейшего сокращения. Так что остаётся пожелать Вентспилсу продолжать политику индустриализации, которая до сих пор приносила хорошие результаты.

– Как выглядит экономика Вентспилса на фоне других регионов Латвии?

– Доходы вентспилсчан, по сравнению с другими регионами, всё ещё сравнительно высоки, но ясно, что Вентспилс уже не настолько богат на фоне всей Латвии, как это было раньше. Вентспилс начал терять своё превосходство, когда ещё дела в порту шли хорошо, – в 2014-м, 2015-м и 2016-м годах. С тех пор город теряет высокооплачиваемые рабочие места в транзитной отрасли. Равнозначно заместить их непросто. Сегодня внутренний валовый продукт в расчёте на одного жителя в Вентспилсе ниже среднего по Латвии, хотя, если не брать в расчёт Ригу и столичный регион, то показатель выглядит неплохо. Прилагается много усилий для развития экономики, достигнуты хорошие результаты, но стоящие перед городом задачи чрезвычайно сложны. Ведь такой отрасли как обрабатывающая промышленность, в Вентспилсе не было вообще. Думаю, основные возможности города связаны с продолжение промышленного развития. Кроме того, появилась новая экспортная услуга – программирование и ИТ, которая вносит разнообразие в занятость и обеспечивает хорошо оплачиваемые рабочие места.

– Каковы экономические прогнозы для Курземе в целом?

– На экономику региона по-прежнему негативно влияет снижения транзита и экспортных возможностей. Но в целом прогнозы для Курземе, по сравнению с другими регионами, довольно оптимистичны. Оба портовых города развивают промышленность. В Салдусе также развиваются индустриальные территории с разнообразием производств – металлообработка, машиностроение, лёгкая и пищевая промышленность, производство стройматериалов, деревообработка. В Салдусском крае довольно сильная сельскохозяйственная отрасль. Кулдигский край, который ещё десять лет назад был довольно отсталым, достиг большого прогресса и по темпам развития сейчас показывает наиболее стремительный прогресс в регионе.

– Что будет стимулировать экономическое развитие и благосостояние Вентспилсского края в ближайшие годы? Неужели ветропарки?

– Ни в одном крае развитие не зависит лишь от одной отрасли. Это довольно рискованно и не желательно. Надо использовать разные возможности. Вентспилсский край имеет большие территории, занятые лесом, и малую плотность населения. Поэтому возможности для жителей края связаны либо с работой в Вентспилсе, либо с развитием деревообработки и сельского хозяйства. Эти отрасли будут по-прежнему определять основу экономики края.

С развитием регионов многие связывают усиление миграции людей из столицы. Ощутим ли мы в ближайшие годы влияние миграции на численность жителей в Курземе?

– Миграция людей из Риги вряд ли будет заметной, поскольку в столице уровень доходов и разнообразия рабочих мест значительно выше. Но можно ожидать притока жителей из краёв и регионов с более медленным экономическим развитием, а также из других стран. Хотя наш уровень доходов и ниже, чем в среднем по Европе, он вдвое превышает среднемировой уровень доходов. В странах с более высоким уровнем доходов, чем у нас, живут не более полутора миллиарда человек. А всё население планеты насчитывает около восьми миллиардов. Вся Африка, основная часть Латинской Америки, большая часть восточной и юго-восточной Азии живут хуже, чем мы. В Латвии к тому же довольно низкая стоимость жилья, по сравнению даже с соседними странами Балтии. Так что можно ожидать притока людей из разных концов мира.

– Помимо работы экономиста, Вы также пишете книги. О чём будет Ваша следующая книга?

–  Моя первая книга называлась Жить в Латвии интересно, вторая может быть о том, что латыши – интересные люди. Я пока не начал писать новую книгу, лишь размышляю, но идеи становятся всё более навязчивыми.

– Чем именно интересны латыши?

– Это творческие люди, с которыми легко найти общий язык и понимание. В то же время латыши, бесспорно, эмоционально травмированный прошлым народ. Наши публичные дискуссии в большой мере представляют собой попытки справиться с травмами, осознанно или неосознанно, и это проявляется в разных формах.  

Читай еще

Комментарии (0)

Оставь комментарий:

Чтобы оставить комментарий, просим сначала войти в систему через: