Начало нового года – это всегда повод для подведения итогов и взгляда в будущее, оценки новых целей и замыслов. Об итогах года ушедшего, самом актуальном сегодня и задачах, которые предстоит решать в этом году, – в интервью с управляющим Вентспилсским свободным портом ИМАНТОМ САРМУЛИСОМ.

– Как Вы оцениваете результаты работы порта в 2017 году?

– По итогам года все портовые терминалы совокупно перевалили более 20 млн тонн грузов. Это хороший результат – на 1,2 млн тонн больше, чем в 2016 году. Тут надо отметить, что прирост грузооборота достигнут в основном за счёт каменного угля. Объём таких традиционных для порта грузов, как нефтепродукты и минеральные удобрения, к сожалению, упал. Шесть из 11 частных портовых терминалов сумели увеличить грузооборот по сравнению с прош­лым годом. Работающие в порту терминалы – частные, и Управление ВСП никак не может повлиять на их работу, но для него важно, чтобы вся переданная во владение инфраструктура несла максимальную пользу для города и порта. Поэтому не может не беспокоить то, что терминал по перевалке калийных удобрений практически простаивает.

Очень успешно в Вентспилсе ведёт свою деятельность паромный оператор Stena Line. Уже второй год подряд объём перевезённых на паромах грузов ро-ро превышает 2 млн тонн, и показатели продолжают расти. А число пассажиров за год составило почти 210 тыс. Это весьма значительная цифра. Общий результат работы порта нас устраивает – если удастся и впредь сохранять грузооборот на уровне 20 млн тонн, то будет очень хорошо. Как обычно, Управление ВСП обобщило предоставленные частными терминалами прогнозы по грузоперевалке на этот год. Если они осуществятся и в этом году сможем рассчитывать на эквивалентный объём грузов.

– Что может повлиять на выполнение планов этого года?

– Мы знаем, что есть программа развития российских портов, она претворяется в жизнь. Поэтому весь прирост грузооборота российских грузов уходит на российские же порты. Мы надеемся на сохранение нынешнего грузооборота, поскольку хорошо осознаём свои возможности – большой опыт в быстрой и качественной обработке грузов; выгодное географическое положение, благодаря чему фрахтующимся судам не приходится оплачивать дополнительную зимнюю страховку. С этой точки зрения особенно привлекательным наш порт становится именно в зимнее время. Благодаря этому судозаход в наш порт намного дешевле, чем в другие порты. Но и без этого в Вентспилсе самые низкие портовые сборы, которые собирает Управление порта. По крайней мере они ниже, чем в соседних портах, с которыми мы конкурируем.

Понимая, что договоры с грузо­владельцами заключают терминалы, Управление ВСП в меру своих сил помогает им развивать бизнес – участвуя во всех мероприя­тиях, где может генерироваться груз для Вентспилса. Это Китай, Россия, Беларусь, Казахстан, Индия, Узбекистан. Вентспилсский порт участвовал в Транспортной неделе, которая проходила в декабре в России. Латвия была единственным зарубежным государством, участвовавшим в Транспортной неделе, нашу делегацию возглавлял министр сообщения Улдис Аугулис. Мы рады этому, потому что из России поступает основной поток грузов в наш порт.

Если говорить об ожидаемых результатах, то это, конечно, в первую очередь китайские грузы. Вначале они будут поступать в небольшом количестве. Через несколько лет речь может идти о 5–8 тысячах поездов в год на всю Европу. Надо понимать, что большая часть пойдёт через Беларусь, Польшу. На какую-то часть может рассчитывать и Вентспилс благодаря паромным перевозкам Stena Line в Скандинавию. Наш город не без оснований позиционируется как ворота в Скандинавию, это самый скорый и удобный морской путь. Мы заключили договор о сотрудничестве с администрацией индустриального парка Большой камень в Беларуси, который яв­ляется важным игроком в проекте Китая Новый шёлковый путь.

– Но всё ли зависит только от Вентспилса?

– Ключевую роль в цепочке Произ­водитель – Перевозчик – Грузовой терминал в порту – Судно – Получатель груза играют железная дорога и терминал в порту. Надо сказать, что Латвийская железная дорога и Министерство сооб­щения проявляют высокую активность, чтобы какую-то часть китайских грузов повернуть в сторону Латвии. Конечно, этот грузопоток не сможет заместить миллионы тонн насыпных и наливных грузов из России и Беларуси. Поэтому для Латвии важно сохранять хорошие отношения с этими странами на высшем уровне. Сейчас мы готовимся к визиту премьер-министра Мариса Кучинскиса в Беларусь в феврале этого года. В подготовке визита участвует и Управление ВСП.

С падением объёма грузоперевозок по железной дороге актуализируется недостаток средств на содержание инфраструктуры. Принято решение повысить плату за использование железнодорожной инфраструктуры на 7%. Мы считаем это плохим сигналом и думаем, что надо искать другие решения. Латвийская железная дорога приблизилась к такому рубежу, когда она уже не сможет содержать себя только за счёт доходов от бизнеса. Кстати, наша железная дорога – чуть ли не единственная в Европе, которая пока справляется с самофинансированием. Правительству Латвии надо понимать, что железная дорогая нуждается в госдотациях. Тем более, директива ЕС предусматривает долгосрочное сотрудничество между держателем железнодорожной инфраструктуры и государством, предусматривающее государственное софинансирование. Позитивно то, что если раньше в Латвии и пассажирские перевозки покрывались доходами от грузоперевозок, то сейчас эти расходы почти полностью покрывает государство. Для госдотаций грузовых перевозок требуется не так уж много денег – примерно 10 миллионов евро в 2018 году. Эти деньги найти не трудно, нужна лишь политическая воля. Неоценимую роль в этом играет Латвийская ассоциация транзитного бизнеса во главе с мэром нашего города Айваром Лембергом, в которой представлено большинство стивидорных компаний, железнодорожные перевозчики. На одном из последних заседаний ассоциации постановили решить вопрос с дотациями для грузовых железнодорожных перевозок. Позитивную роль и настойчивость в этом проявляют Минсообщения и сама Латвийская железная дорога. Есть надежда, что общими усилиями вопрос удастся решить.

– Планируется ли строительство новой инфраструктуры?

– Порт построен, в техническом отношении и в ценовой политике равного ему нет ни в Латвии, ни в Балтии. Мы благодарны Минсообщения за то, что на этот период нашему порту выделены 30 миллионов евро из Когезионного фонда для улучшения инфраструктуры подъездных путей к портовым терминалам и индустриальным зонам, а также для обновления гидросооружений, в первую очередь, Южного и Северного молов. Что касается строительства новых терминалов, то сейчас в стадии разработки находится частный проект газового терминала.

– В местной прессе прозвучала озабоченность по поводу безопасности будущего терминала.

– Думаю, это результат недостаточного информирования общественности со стороны разработчиков проекта. Во-первых, важно напомнить, что существует два вида газа: природный газ, который мы используем, например, для заправки автомобиля, и промышленный, например, пропан-бутан, который необходимо хранить под давлением. Последний, конечно, гораздо опаснее природного. Но мы сейчас говорим только о природном газе. По проекту запланировано, что природный газ в жидком состоянии будет поступать в Вентс­пилс и выгружаться на площадке Северного мола, то есть вдали от города, и там будет происходить регазификация – перевод в газообразное состояние. С постройкой газового терминала безопасность потребителей газа возрастёт, так как они откажутся от использования промышленного или сжатого газа и перейдут к природному. В Латвии многие города газифицированы, и такой же природный газ приходит в квартиры жителей. Так что для страха нет причин – природный газ и дешевле, и безопаснее, чем сжатый. Мы надеемся, что газовый терминал будет построен и послужит на благо всему городу. Для Вентспилса это возможность газификации.

– Вентспилсчан интересует, будет ли снова курсировать пассажирский паром на Сааремаа?

– Несколько лет назад, как все помнят, судоходная компания Сааремаа осуществляла паромные перевозки пассажиров между Вентспилсом и эстонским островом, используя пароход Scania.

Вентспилсское самоуправление и ВСП в то время проделали огромную работу и вложили много средств, чтобы линия приступила к работе. Четыре года удавалось её поддерживать, но потом кризис всё остановил. Самоуправление Сааремаа пытается восстановить паромные перевозки. Мы поддерживаем их в этом. Но здесь есть два ключевых момента: кто станет перево­зить пассажиров и кто будет дотировать эту линию? Если эстонцы примут участие с финансирова­нием, латвийская сторона тоже рассмотрит такую возможность. До этого, правда, финансовый проект поддерживал только Вентспилс. Это довольно затратный бизнес. Будет пароход – будет линия, не будет парохода – не будет линии.

– Почти каждый год в индуст­риальной зоне Свободного порта открываются новые произ­водства. В этом году традиция сохранится?

– Нам удалось привлечь софинансирование из Европейского фонда регионального развития на строительство трёх промышленных зданий – по 1,16 млн евро на каждое. В этом году начнём строительство. В Вентспилсском парке высоких технологий построят два здания – для производства упаковок и электронных компонентов. Третье здание появится рядом с Бухер Муниципал по ул. Ганибу. Уже есть два претендента, пред­стоит оценить, с кем из них заключить договор об аренде. В любом случае, предприятия готовы приступить к работе, как только помещения будут доступны. К этим зданиям построим подъездные пути и проложим коммуникации. Хорошее сотрудничество у Управления ВСП сложилось с обществом Национальная организация рыбопромышленников под руководством Инария Войта. Для них мы расчистили территорию на ул. Талсу, 200, построили подъездные пути и автостоянки, проложили коммуникации, а они построили там морозильник для хранения рыбы.

– Управление ВСП участвует в создании исторической экспозиции рыбацких лодок и судов. Какова судьба плавучего маяка Ирбенский, который предполагалось вернуть Вентспилсу?

– Это не удалось, но мы рады, что участвовали в спасении маяка. После списания Ирбенский долгие годы стоял и тихо ветшал, забытый всеми в российском Кронштадте. Скорее всего, его бы порезали на металлолом. К счастью, нашлись энтузиасты, которые решили спас­ти маяк. Мы тоже откликнулись на эту инициативу и изъявили желание приобрести его в качестве музейного экспоната. Однако собст­венник решил, что маяк останется в Калининградском морском музее. Ирбенский прошёл ремонт в Кронштадте и недавно был отбуксирован в Калининград, где уже открыт для публичного осмотра. Мы ведём переговоры о том, что, возможно, на какое-то время он мог бы экспонироваться и у нас. Тем более, что в Вентспилсе хранится его якорь.

Оставь комментарий:

Чтобы оставить комментарий, просим сначала войти в систему через: